Houston_Junior
"о, боже, тони" - эротический роман стива роджерса ©

Название: Лав из...
Автор:Houston_Junior aka eugenias
Пэйринг: Стив/Тони
Примечание автора: Сборник драбблов по #stony, основанных на цитатах из жвачки «Love is...». Больше похоже на «записки», чем на серьёзное. произведение.
Посвящение: Мери – как человеку, который верит в меня бесконечно сильно ♥
Читать на фикбуке



Название: Лю­бовь — это вклю­чить тан­цы в свою фит­несс-прог­рамму
Пейринг: Стив Роджерс/Тони Старк
Фэндом: AU


Пеппер сказала, что Тони просто обязан научиться танцевать нормально. Тони пытался сопротивляться, но в итоге всё-таки оказался здесь, в небольшой танцевальной школе. И теперь чувствовал себя ужасно неуютно.

Была одна проблема – их танцевальная группа состояла из пятерых мужчин и одной женщины. Он стоял рядом с высоким, широкоплечим молодым человеком, который с какой-то особой теплотой наблюдал за парой – преподавателями – которая танцевала вальс. Зрелище действительно было невероятно красивое.

— Зачем вы пришли сюда? — спросил у молодого человека Тони. Тот вздрогнул. — Простите, что напугал.

— Всё нормально. Просто… не ожидал.

— Так и зачем вы здесь? Я, например, должен научиться танцевать, чтобы не опозорить жену на благотворительном вечере.

— А почему тогда без неё?

— Ну, она у меня занятая дама.

— Я хочу научиться танцевать просто так, — сказал парень, чем очень удивил Тони.

— Ничего не бывает просто так.

— Бывает, поверьте.

Тони улыбнулся.

— Как думаете, я смогу научиться танцевать хотя бы на четверть так же круто, как они? — спросил он, кивнув в сторону кружащейся в танце пары.

— Сомневаюсь, — ухмыльнулся парень в ответ.

Что ж, это было довольно обидно.

***

Его звали Стив. Высокий, широкоплечий блондин или просто бог, как Тони называл его, когда думал о нём. Они танцевали вместе, как пара, и это было странно. Тони часто ловил себя на мысли, что у Стива невероятно красивые голубые глаза.

Стив был прекрасным. Добрый, отзывчивый, он предлагал свою помощь в любом вопросе, о котором Тони ему говорил. Обычно это случалось в последние десять минут занятия, когда преподаватели давали им время просто насладиться музыкой и почувствовать своего партнёра.

— Любишь греческую кухню, серьёзно? — переспросил Тони, удивившись.

— Ну да, — кивнул Стив. — Я даже ходил на курсы по приготовлению греческих блюд, но оказалось, что повар из меня никакой. Так что теперь я здесь.

— Постоянно ищешь себе хобби?

— Не люблю бездельничать.

— Почему не проводишь время с близкими или друзьями?

— У меня никого нет, — в этот момент лицо Стива стало каменным.

— Прости, — понятливо отозвался Тони.

— Ничего, ты же не знал.

После Стив добродушно улыбнулся, чем очень удивил Тони. Он был таким светлым, что в голове не укладывалось, как вообще можно быть таким.

***

Однажды Тони пришёл на занятие слегка выпивши. Эти встречи с зарубежными партнёрами всегда проходили в неформальной обстановке, и нормальный человек пропустил бы занятие, случись с ним такое, но не Тони. Он и сам не мог себе объяснить, почему так рвался туда, стараясь не признавать того, что всё дело было в Стиве.

Он почти опоздал, и когда зашёл, то увидел, что Стив в одиночестве скучал у стены с грустным лицом, но улыбнулся, заметив Тони.

— Одно предупреждение, — начал Тони, подойдя к нему, — я, возможно, немного пьян.

— Танцевать можешь? — спросил Стив как ни в чём не бывало. Пеппер бы устроила ему порку за такое.

— Могу.

— Пошли.

Занятие прошло на «ура». Тони похвалили несколько раз, и это был повод для гордости. Тони думал, что обязательно расскажет об этом Пеппер, когда Стив вдруг заговорил. Они как раз танцевали в отведённые им десять минут.

— Я учусь танцевать в память о бывшей девушке.

— Бывшей? Если это она тебя бросила, то это она зря. Лучше уж точно никого не найдёт.

— Она умерла, — сказал Стив тише. — Не извиняйся.

Тони кивнул, поняв, что тут никакими словами не поможешь. Они продолжили танцевать, и в конце концов Тони опустил голову Стиву на плечо. Тот был не против, и для Тони это что-то да значило.

— Хочешь поговорить? — спросил Тони, перед тем, как музыка закончилась.

Стив не успел ответить. Преподаватель толкала прощальную речь, направленную на то, чтобы повысить их мотивацию. Тони, как обычно, не слушал.

Они заговорили в раздевалке. Тони повторил свой вопрос снова, потому что он-то уж очень хотел поговорить.

— Занятие закончилось, — спокойно сказал Стив. — А мне надо в Бруклин. Хочу успеть на последний поезд.

Тони понимающе кивнул.

***

— Хочешь поговорить? — спросил Стив.

Они встретились у выхода из студии. Тони нужно было домой, но Стив разрушил все его планы. Пеппер наверняка ждёт его. Тони, не задумываясь, согласился и написал Роуди смску, с просьбой прикрыть его.

Сидя в китайской кафешке, Тони смотрел на Стива в упор, пока тот что-то болтал. Он говорил о танцах, о музыке, об искусстве. Тони без проблем поддерживал все эти темы, и со Стивом они казались в разы интереснее, чем с кем-то другим.

Это был прекрасный ужин. Но Тони хотел узнать Стива ещё больше, хотел понять, что с ним такое, почему он такой одинокий и ходит на танцы без цели.

— Расскажешь, что случилось с твоей девушкой? — спросил Тони. Он боялся, что Стив пошлёт его или разозлится.

— Она погибла в автокатастрофе. Вместе с моим лучшим другом и его девушкой. По пути на нашу свадьбу, — коротко ответил Стив. — Мы должны были танцевать вальс.

— Соболезную, — тихо сказал Тони, почувствовав себя неловко.

— Всё в порядке. Я ведь сам заикнулся об этом.

Чтобы Стив не говорил, Тони видел, что он был не в порядке. Но потом они заговорили о танцах и всё прошло само собой.

***

— Хочешь поговорить? — спросил Тони. Стив складывал одежду в рюкзак.

— Поздно, — отчеканил он. — Я не успею в Бруклин.

— Я тебя подвезу.

Подняв взгляд, Стив улыбнулся.

Они начали целоваться ещё в машине. Тони удивился, что вообще дотерпел. У Стива были приятные, мягкие губы, но в его поцелуях чувствовалось что-то такое животное и резкое, отчего у Тони сносило крышу.

С трудом доехав до Бруклина, Тони был вне себя от счастья, оказавшись прижатым к кровати Стивом. Он не думал о Пеппер, он не думал вообще. Он наслаждался поцелуями, ласками и не хотел, чтобы это заканчивалось. Не хотел отпускать Стива и не хотел, чтобы Стив отпускал его.

— Как я умудрился влюбиться в тебя? — спросил Стив, а потом поцеловал, не давая ответить.

И Тони позволил ему всё, ведь и сам не мог понять, как он умудрился влюбиться в Стива.

Утром Стив задал ему всего один вопрос.

— Благотворительный вечер, о котором ты говорил, уже состоялся?

— Нет, — соврал Тони. Даже не зная кому: Стиву или самому себе.

***

Стив не пришёл на следующее занятие. А потом на следующее, и так в течение двух недель. Тони, чёрт знает почему, не догадался даже взять у него номер телефона, и теперь связывал пропажу Стива с той ночью, которую они провели вместе.

Он переживал, потому что Стив в какой-то момент стал значить слишком многое, и Тони даже подумал, что у него есть настоящее сердце. Точно такое же, какое Великий и Ужасный подарил Железному дровосеку.

Через три недели Тони не выдержал. Он сел в машину и поехал в Бруклин. Он должен был знать, что со Стивом – как минимум – всё в порядке. Он хотел знать, если вдруг из-за Тони танцы для Стива теперь неподходящая идея для хобби.

Тони постучал три раза по старой двери и ждал. Ожидание казалось мучительным, и Тони боялся, что дверь ему откроет не Стив, а какая-нибудь привлекательная девушка. Он глубоко дышал.

Но за дверью оказался Стив, и Тони сорвался.

— Какого чёрта ты пропал? Я ждал тебя, каждый раз надеясь, что ты появишься и мы потанцуем. Я надеялся, что ты придёшь, придумаешь нелепую отмазку, а потом мы снова обсудим что-нибудь из культурного наследия нашей страны. А теперь я думаю, что просто всё испортил и…

Стив притянул его к себе и поцеловал. Крепко, страстно, так, что даже отрываться не хотелось. Он вцепился в Тони, как хищник в свою добычу, а Тони всецело сдался ему, обмякая в его объятиях.

— Я так скучал по тебе, — признался Стив. Он прижимался к лбу Тони своим. — Я так хотел снова быть с тобой.

— Тогда почему не приходил?

— Проблемы с работой, с деньгами… и если быть кратким, то мне негде жить. Я не хотел вешать всё это на тебя, ведь то, что у нас было сложно назвать… даже отношениями.

— Это лучшие отношения в моей жизни, — прошептал Тони, целуя его. — Я забираю тебя с собой.

— Тони, у тебя жена и…

— У меня - ты. И танцы. Остальное не имеет значения.

Стив кивнул, снова получив поцелуй.





Название: Лю­бовь – это ког­да ему нра­вит­ся быть по­беж­дённым
Пейринг: Стив Роджерс/Тони Старк
Фэндом: КВМ


Тони три года, Стив учит его драться на пальцах. Это вызывает небывалый восторг у маленького Тони, который смотрит на Стива, как на героя, спасшего весь мир, а значит, и его в том числе. И каждый раз, когда Стив навещает Говарда, маленький Тони бросает все дела, обнимает Стива вместо приветствия, а затем протягивает руку вперёд, выставляя вверх большой палец. Стив улыбается и делает тоже самое, а затем терпит поражение в простой игре раз за разом.

Тони уже пять, и ему не нравится драться на пальцах. Ему хочется чего-то нового, другого, и он говорит об этом Стиву. Стив кивает, кладёт руку на своё колено ладонью вверх, а Тони аккуратно, но с азартом касается раскрытой ладони пальцем и отдёргивает руку, чтобы не быть пойманным. Когда ему надоедает, они меняются ролями, и Тони почти всегда обыгрывает Стива.

На его седьмой день рождения они разбивают пиньяту. Над потолком висит аж две пиньяты и, вооружившись палками, Тони и Стив (не дядя Стив, а просто Стив!) на скорость пытаются разбить их. Тони рвётся в бой с особым рвением и решимостью, как настоящий воин. Когда на него градом сыплются конфеты, он громко кричит:

— Я победил Капитана Америка, — и прыгает на месте. Стив смеётся.

— Видишь, какой ты сильный, Тони, — говорит он. — Может, разобьёшь и мою?

— Но все конфеты будут моими, — гордо подняв голову, выставляет ультиматум Тони.

— Но ты же поделишься со мной?

И Тони, конечно, делится, отдавая Стиву все его любимые желейные конфеты.

Тони двенадцать. Он решает, что пора переходить к настоящим сражениям, если он хочет быть таким же сильным, как Капитан Америка. И они меряются силой, порой слишком часто. И Тони выигрывает, но с каждой новой попыткой видит, как тяжело Стиву дается очередная победа Тони.

Тони семнадцать, и он требует от Стива настоящую тренировку. Стив не может ему отказать. И, наверное, именно тогда Тони впервые понимает, что Капитана Америка не так-то легко победить. Но Тони не сдаётся. Он никогда не сдаётся.

— Перестань поддаваться, — говорит Тони, прижимая Стива к полу. — Мне уже не пять.

— Если я не буду поддаваться, то ты ничему не научишься, — отвечает Стив.

— Я тебя сделаю, — с ухмылкой произносит Тони. — Без твоих подачек.

— Попробуй.

Конечно, у него ничего не выходит, и он прекрасно понимает, что Стив снова просто сдался.

Тони двадцать один. Они тренируются со Стивом уже не первый час, когда до него доходит новость о смерти родителей. И Стив впервые понимает, что научил его многому, потому что в гневе Тони выдаёт сильные удары, справляться с которыми становится всё сложнее. Стив отбивается, но в итоге – сдаётся, потому что Тони рыдает, сидя у него на коленях.

Стив прячет свои слёзы в его горе, крепко обнимая Тони.

Первый раз Тони признается ему в довольно нелепой форме. Ему двадцать восемь, и он приходит домой к Стиву, заваливается спальню, ложится на его кровать и громко, словно хочет, чтобы это слышали все, говорит:

— Я люблю тебя.

— Ты пьян, Тони, — сдержанно говорит Стив.

— Ты ведь тоже любишь меня, иначе зачем позволять мне выигрывать в нелепых играх и драках.

— Ты пьян, Тони.

— Ты прав, как всегда. Вечно правый Капитан Америка.

— Спи, — тихо шепчет Стив над ухом, когда Тони успокаивается. И целует его в лоб, потому что считает, что такой поцелуй он может себе позволить.

Засыпая, Стив снова слышит, как Тони говорит, что любит его.

Через десять лет Тони спасают из плена. И видя его, Стив не в силах сдержать слёзы. Он улыбается, обнимая его, чувствуя, как тот хлопает его по плечу. Тони выглядит усталым и измученным, но счастливым.

Тони почти не спит, работает всегда, когда может и не может, но когда всё-таки засыпает, то случается страшное. Тони тридцать восемь, и Стив успокаивает его после ужасного кошмара. Тони хватается за него, как за единственное, что ему дорого в этом мире, и Стив шепчет ему на ухо всякое, пытаясь успокоить.

Тогда он впервые признается ему. Среди всевозможных «ты не один», «я с тобой» и «всё позади», «я люблю тебя» оказывается как должное, и Стив ни капельки не жалеет о том, что сказал.

— Ты снова сдался, — шепчет Тони, прежде, чем поцеловать.

Тони сорок и он умирает, Стив умирает вместе с ним, даже не зная об этом. В этот раз Стив не сдаётся, когда Тони пытается оттолкнуть его. Они невероятно много спорят, но Тони ничего не говорит, пока на пороге их со Стивом дома не появляется Наташа Романофф, помогая решить проблему с палладием. Стив злится, не может не, но обнимает Тони, когда уже его жизни ничего не угрожает.

Тони сорок два, и он чувствует себя как никогда живым, всё ещё деля со Стивом одну кровать. Они ввязываются в драку с инопланетянами, знакомятся с богами, Халком. Тони совершенно очарован доктором Беннером, и Стив слегка ревнует.

Тони сорок пять, и он всё ещё не сдаётся. Он не рассказывает Стиву о страшном видении, в котором тот погибает; он мастерит чертовый искусственный интеллект, чтобы спасти его; потерять Стива значит потерять всю жизнь, и Тони просто не может этого допустить. Они побеждают, и Стив целует Тони в висок на виду у всех; Тони делает точно так же. Потому что не может не.

Тони сорок шесть, и он всерьёз думает, что им со Стивом пора пожениться. Он спрашивает его об этом, и Стив соглашается, но дальше этого разговора дело не заходит.

Тони покупает кольцо, а на следующий день оказывается втянут в драку. Бункер тёмный, его атакуют сразу два суперсолдата, один из которых – Стив; и это как ножом по сердцу. Но Тони не сдаётся, он идёт до конца, надеясь, что Стив по старой памяти опустит руки.

Но Стив вырывает ему сердце, и Тони больше не может сражаться.






@темы: stony